понедельник, 30 декабря 2013 г.

Дед Мороз, который верил в себя

Легко ли отпраздновать с друзьями Новый год? — А что тут такого? — спросишь ты. Собрал друзей — и празднуй. Если, конечно, у тебя есть своя норка.

Своя норка у червячка Игнатия была. Замечательная норка. И друзья были. Чудесные друзья. А вот Новый год отпраздновать было очень трудно. Так трудно, что ни разу ещё этого не удалось.

Сложность была в том, что у всех друзей червячка Игнатия (да и у него самого, честно говоря) зима была очень сонным временем года. Какой уж там праздник, если ты спишь круглыми сутками и видишь увлекательные осенне-весенне-летние сны? 

Один только раз червячку довелось выбраться на зимнюю прогулку вместе с божьей коровкой Пятнашкой. И он так порадовался зиме, что решил обязательно как-нибудь устроить для всех друзей праздник Нового года.

К этому делу (ведь всякий праздник для кого-нибудь ещё и дело) нужно было хорошенько подготовиться. Игнатий поговорил с каждым из друзей, чтобы узнать, кто готов проснуться ради новогоднего чаепития.

И для каждого прорыл специальный коридорчик от места сна к своей норке, чтобы не надо было выходить на мороз. А также запас продуктов, заварку для чая и всё прочее, чтобы не надо было слишком много хлопотать по хозяйству в праздник.

— Ты, наверное, и подарки приготовил? — поинтересовалась божья коровка Пятнашка.
— Зачем? — удивился червячок. — Ты разве не знаешь, что подарки Дед Мороз приносит?
— Ах да, вспомнила! Конечно-конечно. Только надо ведь, чтобы он узнал о наших планах. Мы же никогда Новый год не отмечали. Нет нас у него в списке.

— Ничего, он же чудесами занимается. Значит, чудесным образом о нас и узнает.
— А как же он в норку войдёт? Он же человеческого роста?.. Ну, ладно, ладно, лишь бы подарки влезли. Ведь если он подарит нам что-нибудь человеческое, оно же для нас великовато будет.

—Ох, божья коровка Пятнашка, — вздохнул червячок Игнатий. — Чем хороши чудеса? Тем, что не нам их обдумывать.

Этот разговор произошёл как раз перед тем, как Пятнашка собралась впадать в зимнюю спячку. Поэтому, когда червячок Игнатий разбудил её перед праздником, она, сладко зевнув, сказала:

— Я тут немного подумала и решила, что ты прав. Пусть чудеса сами происходят... А? Что? Уже пора? Сейчас, только умоюсь.
— Умывайся и приходи, — кивнул Игнатий. — А мне остальных надо будить.

Он не стал объяснять божьей коровке, что её «немного подумала» заняло пару месяцев сна. И уполз, напевая: «Новый год настаёт...»
— Ой, как пахнет ёлкой! — говорил каждый очередной гость, попадая в норку.

— А это ёлка и есть, — терпеливо отвечал каждому червячок Игнатий. — Вернее, веточка, которую нам подарила ёлка, чтобы у нас был настоящий Новый год.

— Может, у нас и Дед Мороз будет? — с усмешкой спросил жук Дормидонт.
— Конечно, будет, — уверенно подтвердил Игнатий. — Ведь Новый год вот-вот настанет. Всё, разливаем чай!..

— Да ладно тебе придумывать. — Дормидонт неодобрительно покачал головой. — Всем известно, что Дед Мороз — это сказка. Проще говоря, выдумка.

В это время у входа в норку послышался стук. В земляную норку постучать трудно. Поэтому у входа висела деревянная дощечка с деревянным молоточком. Но ведь сейчас вход был занесён снегом!

Поэтому все и пробирались ходами, которые специально подготовил червячок Игнатий. Кто же там пробрался сквозь сугроб?
Каково же было всеобщее удивление, когда на приглашение хозяина норки «Войдите!» к ним ввалился настоящий Дед Мороз.

Именно такой, как рисуют в человеческих книжках: бородатый, краснощёкий, в красном тулупе и в валенках, с которых он стряхивал, топая, остатки снега.

Но рост у него был вовсе не как у людей, иначе не войти ему было бы в норку. А ещё в руках у него был мешок, по форме которого угадывались выпуклости коробок с подарками. И подарки были что надо — все оказались довольны.

Только жук Дормидонт, порадовавшись своему подарку (устройству, которое можно превратить в любой инструмент), тут же глубоко задумался.

Потом потихоньку подобрался к Деду Морозу и сильно дёрнул его за бороду (к счастью, не пользуясь подаренным инструментом).
— Больно! Ты что, с ума в Новый год сошёл? — возмутился Дед Мороз. — Моя борода, не наклеенная. Ты, должно быть, в Деда Мороза не веришь? Проверить решил?

— Ну... я... как бы... — начал подыскивать оправдание Дормидонт.
— Ничего, я не в обиде, — вздохнул Дед Мороз. В меня многие не верят, но это их личное дело. Я вот в себя верю. Пробирался к вам сквозь метель в Новый год? Пробирался. А вы можете и не знать, что там, на улице, метель. Притащил вам подарки? Притащил. Понравились они вам?

— Понравились!.. Ещё бы!.. Спасибо!.. наперебой закричали друзья.
— Ну, так чем я не Дед Мороз? Даже борода... — он потёр подбородок, который побаливал после дёрганья. — Даже борода настоящая!.. Чаем хоть угостите?
Деду Морозу тут же вручили самую большую чашку, и он не боясь растаять, одним глотком отхлебнул половину. Новогодний праздник продолжался!..

Снова погружаясь в сон после возвращения, паук Пафнутий думал: «Можно было бы и придумать объяснение для жука Дормидонта. Например, что червячок Игнатий попросил своего друга гнома Нома стать для нас Дедом Морозом... Правда, рост у него не для норки... Так Уменьшительная фея могла помочь... Но какое это имеет значение?.. Раз этот Дед Мороз сам в себя верит, почему бы и нам в него не верить?.. Это всё-таки главное — верить в себя самого и в своё дело...»

На этом паук Пафнутий заснул. Во сне он увидел себя Дедом Морозом и стал обдумывать, кому что подарить.

Автор Виктор Кротов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий