четверг, 17 октября 2013 г.

Сопереживание, сострадание и сорадование

Центральной фигурой моей работы является Сопереживание. Встреча с ней была для меня очень волнительной. Думаю, что сопереживание живет во мне давно. 

Помню одно из своих первых детских воспоминаний (года в 4-5). Как-то на улице я увидела ребенка- инвалида примерно моего возраста. Я была просто поражена «формой» его существования. 

Мне казалась такое положение дел непонятным, я спрашивала себя: «Почему на его месте не я? Почему мне повезло больше, чем ему? Ведь и он, и я – мы дети, и как я ничего хорошего не сделала для того, чтобы «заслужить» здоровье, так и он ничего не сделал плохого, чтобы жить больным».

Сейчас, анализируя свое сопереживание, я понимаю, что тонко чувствуя нужду другого, я как бы вижу себя на месте этого человека. Чувствую его боль, страх, беззащитность, униженность. 

До недавнего времени считала, что моя способность сопереживать другим – безусловно, позитивное качество. А сейчас же я понимаю, что это от части могу его назвать свои «крестом». 

Наверное, поэтому испытала волнение при встрече Сопереживания. Я чувствую, что оно является чувством, которому я покорена, которое владеет мной. 

Это выражается, например, в том, что я не смогу войти в обычную колею своей жизни, если не придумаю способ участия в жизни нуждающегося человека. Его образ будет постоянно всплывать в моей голове, пока я не найду подходящего решения. 

Придуманный способ участия всегда, безусловно, выбирается по силам моим и по средствам. Зачастую он может быть совершенно ничего не стоящий мне. Но принятие данного решения я не могу игнорировать. 

Думаю, что именно поэтому я увидела свое Сопереживание в виде величественной королевы. Она была больше остальных сестер и располагалась в центре. 

Фигура слева – сострадание. Его я увидела в виде восточной принцессы. Восточная стилистика, особенно в одежде, мне очень близка и симпатична. Когда я стала думать, почему же в восточной одежде данная фигура, на ум пришел библейский образ самаритян, в частности, притча о добром самаритяне. 

Когда я спросила у Сострадания, почему же она в отличии от остальных сестер без украшений и так скромно выглядит, то сама себе и ответила: «Она раздала всем нуждающимся». 

Как я вижу в себе, на смену моему сопереживанию приходит деятельное сострадание, которое выражается в способности и готовности помочь всем, чем я располагаю. 

Это может быть забота, внимание, поддержка, какие-то вещи, материальные средства. В последнее время могу сюда также причислить уважение чужого мнения или позиции, пусть даже несовпадающего   с мои пониманием. 

Однако пока не вижу в себе и даже не до конца понимаю такого выражения сострадания как «умение при любых условиях действовать так, чтобы не причинять вреда окружающим людям». Надеюсь дорасти до него. 

Что же касается Сорадования, то я увидела его в виде молодой русской царевны. Данный образ у меня ассоциируется с Равноапостальной княгиней Ольгой, т.е. в нем я тоже увидела христианские корни. 

Мне очень близко выражение: «Любовь сорадуется Истине». Думаю, что именно данное выражение определяет христианскую глубину Сорадования. 

О своих же чувствах могу сказать, что когда вижу чужой труд, усилия, работу, а затем как следствие – успех, то не могу не испытывать сорадования, данные примеры для меня всегда являются достойными подражания и доказательством Истины. 

Если же есть усилия, но пока отсутствует результат – то всячески начинаю желать успеха данному человеку, понимая, что он его заслужил. Когда же я вижу, что люди добиваются чего-то так сказать «неправедным путем», то испытываю настоящий страх за их будущее и будущее их детей.

Работа участницы тренингов.

Психолог Гутярь Светлана Владимировна.
http://raduga-art.blogspot.ru/


Комментариев нет:

Отправить комментарий