пятница, 5 июля 2013 г.

Королевство лесного луга.

На одном цветущем лугу, посреди старого леса находилось мышиное государство. Луг населяли маленькие полевые мыши. Такие маленькие, что целая мышиная семейка – мама-мышь, папа-мышь и трое-четверо их мышат могли поместиться в спичечном коробке. 

Давным-давно мыши присмотрели этот луг из-за зарослей ароматного мышиного горошка. Мыши построили под землёй целое подземное царство – множество норок и переходов, устланных ароматными травами и утепленных шерстью и пухом лесных животных.

Множество кладовочек, доверху наполненных зёрнами и горошинками. А в свободное время мыши лазали по травяным зарослям и катались на гороховых усиках, как на качелях. А правили этим государством Король Пик и Королева Пуша.

Пик и Пуша жили в самой просторной норе, из которой, как солнечные лучики, расходились в разные стороны коридоры в соседние норки. Их кладовочки всегда были набиты доверху, ведь в случае голода они должны были позаботиться обо всей мышиной братии.

Спаленка была выстелена гусиным пухом и заячьей шерстью, которые мыши собирали по всему лесу. Запасы пуха и шерсти наполняли соседнюю кладовочку, чтобы в случае нужды согреть остальных мышей королевства.

Жили Пик и Пуша в мире и согласии, всегда доверяя друг другу и советуясь.
Однажды, во время прогулки, Пуша неудачно сползла со стебелька мышиного горошка и плюхнулась в лужицу, которая растеклась после дождика. Лужица была мелкая, но очень грязная.

И Пуша испачкала всю свою шёрстку, которая обычно была вычищена до блеска. Более того, во время падения она задела паутинку, и теперь она вся была облепленная ею, а также прилипшими травками и листочками. 

Она стояла как маленькое приведение, под тенистыми зарослями вьющихся стеблей горошка. Спешащий на помощь Пик, увидев Пушу, не выдержал и рассмеялся – уж очень уморительный вид был у его Королевы. 

Но Пуша, которая и так была расстроена, рассердилась на мужа, и гордо вздёрнув мордочку, убежала в норку. Напрасно Пик просил у неё прощение, Пуша была непреклонна.

«Всё, абсолютно всё в этом государстве держится на мне, - обиженно думала королева Пуша, - Я! Именно я ищу самые наполненные стручки горошка, я ежедневно взбиваю и перестилаю наши постели, я готовлю завтрак, пока он нежится во сне, я слежу и помню обо всех делах, которые нам надо сделать!

Это я бегаю по чужим норкам, проверяя, не пора ли их утеплять, проверяю все ли мыши накормлены! И вместо благодарности – никакой поддержки и дурацкий издевающийся смех! И он даже не может попросить прощения! Он избегает меня!»

Король Пик так расстроился, видя холодно молчащую супругу, что у него разболелась голова.

«Я целыми днями бегаю по всему лесу, стирая свои лапки в кровь, - обиженно думал он, - Я таскаю тяжелые стручки, чтобы кладовки всегда были заполнены, ищу и приношу пух и шерсть – и где, спрашивается, благодарность?! Со мной даже не разговаривают! На меня не обращают внимания, как будто я пустое место!»

И в королевских покоях наступила тишина. Пик и Пуша перестали радостно обнюхивать друг друга при встрече, попискивая от радости. Они холодно и достойно пробегали друг мимо друга, отворачивая головы в другую сторону.

Каждый из них считал себя обиженным, и ждал, когда же к нему придут просить прощение? Пуша страдала от холодности мужа. Ей так хотелось лечь рядом с ним в их уютной норке, но Пик не только оскорбил её.

Он ещё не обращал на неё никакого внимания! Она была в недоумении, и не знала, как подойти и что сказать своему мужу - грубияну. А Пик был оскорблен тем, что жена так холодна и молчалива с ним.

Он ждал, что она подойдёт, поговорит, и всё станет понятно и ясно, как прежде. Он бы всё объяснил. Но Пуша пробегала, не глядя на него, а если и бросала на него взгляд, то он был полон презрения, которого он никак не заслужил!

А поскольку в сердцах Пика и Пуши не было радости, они не чувствовали поддержки друг друга, то им стало скучно выполнять свои обязанности. И они занимались делами всё меньше и меньше. Они уже не так старательно искали припасы, проверяли, как живут их подданные. Их время было занято жалобами и стенаниями.

«Вы представляете? Он опять со мной не поздоровался! Он что думает? Я буду мириться с ним первая? Он меня оскорбил, и даже не понимает этого! – возмущалась Королева, обсуждая Короля со своими фрейлинами.

«Она не знает своего места! Что она себе позволяет! – вопрошал Пик, окруженный придворными мышами, - Кто главный в этой норке? Она совсем отбилась от рук!»
А потом Король делился своими горестями с фрейлинами Королевы, а она стыдила его перед придворными. Ни фрейлины, ни придворные не знали, кому сочувствовать – они любили и Короля Пика и Королеву Пушу, и переживали за обоих.

Прошло несколько дней. В государстве замерла жизнь: никто не работал, все только и делали, что обсуждали королевскую жизнь, и решали – кто же из них прав. Но однажды прибежал маленький мышонок с ужасной новостью: на его норку напал Старый Лис, и в живых остался только он один. Объятые ужасом придворные бросились к Королеве и Королю.

«Лис? Страшный Лис? – в ужасе пропищала Пуша, - А Король знает?» И побежала к Пику.
«Опять Лис? Сообщили ли Королеве? – спросил Пик и бросился к Пуше. Они встретились в коридоре. Никто не вспомнил ни одного обидного слова, которые последнее время постоянно говорили друг другу.

Они обнялись и разбежались каждый по своим делам. Ведь хитрый Старый Лис уже не впервые нападал на их мышиное государство и каждый знал, что надо делать в случае опасности. Мыши, которыми руководила королевская чета, успели спрятаться и никто больше не пострадал.


Король Пик и Королева Пуша помирились и продолжили править своим государством. И никогда больше их размолвки на управлении государства не отражались. А все обидные слова они предпочитали не произносить даже друг другу. Ведь любящие всегда могут договориться.

Автор Инга Аун.

Комментариев нет:

Отправить комментарий