среда, 28 января 2015 г.

БРЕМЯ БОЛЬНОГО: ЖИЗНЕННЫЕ ИСТОРИИ. История первая

Тяжелая болезнь – это несчастье. Лежачий больной, так или иначе, переживает свое несчастье, он – жертва обстоятельств. Но так получается, что его родные, вынужденные долго ухаживать за лежачим больным, начинают жертвами обстоятельств считать себя, и жалеть себя.

Мы расскажем вам несколько историй домашнего «героизма» и домашнего «предательства» – ведь именно таким образом общественное мнение судит тех, кто оказывается перед выбором: оставить лежачего больного на домашнем попечении, или отдать в специализированное учреждение. 


«Жертвенная помощь, так почитаемая общественным мнением» – одна крайняя сторона проблемы, холодное «выталкивание» больного из сферы семейной забыты – другая. 


Нужно попытаться миновать и ту, и другую крайность. А середину – «обживать». Все возможные варианты взаимоотношений «опекающий–опекаемый» комментирует психолог Светлана Владимировна Гутярь, проводящая консультации при храме Александра Невского (г. Калиниград).


История первая: про утекание любви, широту души и гордыню



У нашего Виктора большая четырехкомнатная квартира в Самаре, и в трёх комнатах постоянно кипит жизнь. Сын Юрка уже заканчивает восьмой класс и интересуется знакомством с девочками больше, чем своим детским увлечением – моделями военных кораблей.


Сам Витя, профессиональный тележурналист, иногда уезжает в командировки, и тогда его жена Женя собирает на девичники своих подруг. А когда у Жени ночные дежурства в клинике, тот тут уж Витя с готовностью предоставляет приятелям и друзьям место для пивных вечеринок. Ну, а выходные эта семья с удовольствием проводит вместе – и за городом, и в спортивном центре, да и просто в кино. Образцовая, в общем, семья.


И ещё у Вити есть мама. Мама живёт в четвёртой комнате старой квартиры сталинской постройки. Мама у Вити уже почти двадцать лет парализована.


Когда я впервые пришла в гости, Витя подвёл меня к кровати со словами: «Мама, посмотри, это моя питерская коллега Вероника, я тебе как-то про неё рассказывал». Мне стыдно сознаваться, но я постаралась быстрее из этой комнаты уйти. Видела ли меня эта женщина? Не знаю. Реакции не было никакой.

И мне было неловко и немного страшно: «Вить, а мама понимает, о чём ты с ней говоришь?». «Не знаю, врачи убеждают, что должна воспринимать речь, но у меня ощущение, что она давно уже замкнута в своём отдельном мире, и нас не замечает. Но я, на всякий случай, с ней немного разговариваю. Мало ли что, может ей это помогает, - это Витя уже рассказывает на просторной кухне.


- А в остальном всё очень просто и однообразно. Утром кормим, меняем памперс, переворачиваем, протираем. Вечером кормим, меняем памперс, снова слегка меняем положение и протираем. С памперсами, кстати, сейчас легко. А раньше, когда надо было всё время пелёнки стирать, сильнее мучились». 


«А ты маму любишь?» – это я уже спрашиваю спустя время и по телефону. В лоб я такой вопрос задать не смогла. «Люблю, наверное, - совершенно без эмоций отвечает Витя, - но только я люблю ту маму, которая у меня в детстве была. 


А эта женщина у меня с мамой не ассоциируется. Я понимаю, что та, что лежит на кровати, и есть моя мама, но душой я этого принять не могу. Но я помню маму и в память о маме ухаживаю за этим неподвижным человеком».

 
«А Юрка?» – задаю я новый бестактный вопрос, и сама же понимаю его бестактность. Но Витя отвечает ещё спокойнее: «А что, Юрка? Когда Юрка родился, его бабушка уже несколько лет, как лежала. Юрка и не может судить, для него бабушки никогда не было, никаких колыбельных она ему не пела и сказок не рассказывала».


Вот такая история – любви и отторжения одновременно. Типична ли она? Об этом я спрашиваю у Светланы Владимировны Гутярь.


- Светлана Владимировна, какое решение все же разумнее: ухаживать за больным родственником дома, или устроить его под присмотр профессионалов в медицинское учреждение? Ведь ухаживать, не рассчитав сил души – это значит, загнать «своего больного в его отдельный мир»?


-Я считаю, что ответ на этот вопрос весьма индивидуален для каждого отдельного случая. Посмотрите, что получается: каждая болезнь накладывает свой отпечаток на личность больного. Каждая болезнь требует своего ухода – различной степени тяжести и сложности. 


Да и мы, родственники, каждый со своими психологическими особенностями, и у каждого из нас есть свои весьма не простые и не легкие стороны характера. И именно, исходя из этой совокупности, и стоит решать, как осуществлять уход за больным, где и кому. 


Над этими вопросами стоит очень хорошо подумать, взвесить все «за» и «против», прежде чем принять решение. Возможно, оно будет комплексное – где-то можно справится своими силами, где-то воспользоваться услугами, скажем, сиделки.


У меня есть хорошая подруга, ей сейчас около шестидесяти, она досматривает уже четвертого родственника за последние двенадцать лет нашего с ней знакомства. Поначалу это была ее мама, прикованная после инсульта к постели. 


Моя подруга ухаживала за ней самостоятельно. Затем, после смерти мамы, тяжело заболел ее отец и слег. Тогда подруга поняла, что больше сама не в состоянии осилить уход за ним и впервые прибегла к помощи платных квалифицированных сиделок, временами клала отца в больницу, если этого требовала ситуация. Так на ее руках он и скончался. А через три месяца слегла ее свекровь. Сейчас она досматривает свекра, очень больного человека, к ней на дом приходят медсестры, есть сиделка. Когда необходимо, кладет старика в больницу.


Мне нравится в этой смелой женщине то, что она, несмотря на свой не простой характер, очень полюбовно, внимательно и терпеливо относится к своим болящим родным,- читает им книги, подолгу сидит у их постели, делает массаж или попросту гладит руку, рассказывает о том, что интересного с ней произошло. 


И при всем том, еще ведет активную жизнь: помогает проектировать и строить храмы, расписывает детские комнаты в больницах, посещает курсы, занимается творчеством. Еще раз хочу отметить, что моя подруга человек далеко не идеальный, имеет свои сложности характера, но вот что интересно, именно уход за больными стариками делает ее спокойнее, выравнивает все «ухабы и рытвины» ее характера.

Есть у меня и другой пример, когда я сама посоветовала одной своей клиентке определить маму в частный дом сестринского ухода. Поверьте, дать такой совет для меня совсем не просто, скорее даже очень сложно. Но, исходя из обстоятельств жизни этих двух женщин, такое решение оказалось меньшим из всех зол. 


Дочь не справлялась с болезнью мамы, что ее попросту выматывало, делало их общение острым и нервным, непонимание и неприятие между ними возводило высокую и прочную стену. А теперь все несколько изменилось. Мать и дочь встречаются по выходным, дочь видит, что мама получает профессиональный уход, что мама в хорошем расположении духа, чиста и ухожена, а мама видит заботу и неподдельную любовь дочери. 

Знаете, главное, осуществляя уход, не забывать про то, что наши лежачие больные больше всего нуждаются в нашем внимании и любви. Нуждаются в том, чтобы в них видели личность, а не обузу и проблему, они нуждаются в общении, приносящем им некое внутреннее спокойствие и равновесие, они желают ощущать, что их любят, что они любимы.

Это не легко осуществлять, нам, ухаживающим. Очень часто вылезают на белый свет детские упреки: а вот за мной-то, в детстве, разве так заботились? Не все могут справиться со своими обидами – но это мы на самом деле не справляемся с внутренней болью. 


Для того, чтобы осуществлять уход за больным с любовью, нежностью и терпением, нужно быть человеком определенной душевной широты и щедрости, а вот именно душевной широты и щедрости нам всем порой так не хватает!

И это беда не только каждого из нас – это беда всего общества. Посмотрите, сейчас целью социума является поиск легкости, облегчения жизни. Сегодняшнее общество – это общество потребителей, а если так, то уход и забота хоть за кем будут считаться неким препятствием в достижении желаемого, будут обузой и тяжким «крестом». Как такой человек будет заботиться о лежачем больном? 


В лучшем случае формально: давать лекарство и еду, полностью игнорируя при этом дружеское общение и проявление каких-либо чувств. А в худшем случае в доме может поселиться злоба, депрессия, обида, что мало кому полезно даже в здоровом состоянии, а тем более очень вредно для лежачего больного.


Понятно, что люди, поступающие по-другому, «по-человечески», чувствуют себя немного героями. Одна моя клиентка на днях сказала очень интересную фразу: «Мы своих не бросаем!» Это она так прокомментировала то, что сейчас ухаживает за больной матерью и отцом одновременно, и при этом помогает в уходе за парализованной свекровью. 


Этой женщине тридцать пять лет, у нее есть семья, двое детей и работа. Она успевает все. Да, она выматывается, но она любит своих родных, и не согласна расставаться с ними, каких бы жертв от нее не требовал уход. Но при этом, в нашей с ней беседе, мне пришлось поставить ее перед осознанием того, кто для нее стоит за словом «свои». 


Тут главное разумно распределить силы и свои возможности, ибо, уйдя с головой в уход за родными старшего поколения, можно выпустить из виду поколение младшее. И таким образом, муж и дети могут не попасть в категорию «своих», и могут оказаться брошенными. 


«Полное погружение» в уход тоже не есть здоровое состояние, таким уходом можно «задушить» лежачего больного, превратить его в «дитя малое и несведущее», что приведет к тому, что ухаживающий будет полностью игнорировать просьбы и желания больного, списывая на то, что, мол, только ему ведомо, что хорошо, а что плохо. Я хочу сказать, что избыток так же плох, как и недостаток. 


В уходе за больным нам предстоит всегда балансировать, стремясь к золотой середине, а иначе грозит соскальзывание или к «арктическому холоду» формализма, или к «удушающей заботе» сверхопеки. 


Здесь дело в том, чтобы точно определить свои ценностные приоритеты («без чего человеком себя не будешь чувствовать») и пределы своих возможностей и сил. Вы не замечали, как все устроено в этом мире естественно и согласованно? Если у вас низкий порог терпения, и воля развита слабо, то наверняка вы обладаете чем-то другим, что поможет вам в уходе за вашим больным родственником.

 
Это может быть просто высокооплачиваемая работа, например, или способность быстро восстанавливать свои силы. Такая работа, как и данная способность, даст вам возможность открыть рабочее место по уходу за вашим родственником, что само по себе решает проблемы сразу нескольких человек: вас, вашей семьи, больного родственника и той медсестры, что нуждается в такой вот работе. 


Но если у вас нет этих возможностей, то наверняка есть другие - поверьте, мир устроен очень разумно, и если Господь дает вам испытание, то Он и дает вам поддержку, ресурсы и возможности, дабы вы преодолели это испытание. Но для этого вам предстоит принять проблему, и разумно подойти к ее решению, основываясь при этом на знание своих ценностей и себя самого. 



Продолжение следует...
Вероника СЕВОСТЬЯНОВА


Оригинал: http://www.miloserdie.ru/articles/bremya-bolnogo-zhiznennye-istorii

Комментариев нет:

Отправить комментарий