четверг, 22 августа 2013 г.

Обида

Кто прожив на белом не свете не познакомился бы с обидой? 
Это сложное, противоречивое и болезненное чувство. Обиды бывают разными: затаенными и открыто враждебными, острыми и ноющими и т.д. 

Обиды толкают нас на разные опрометчивые поступки, разрушают взаимоотношения, губительно сказываются на состоянии внутреннего равновесия и умиротворения. Обиды могут привнести в наше тело массу болезней, неприятных, хронических, протекающих с осложнениями.

Хочу представить вашему вниманию работы участников тренинга на тему «Обида».

Вот как рассказывает о своей склонности обижаться молодая женщина: «Покои моей обиды расположены внизу, к ней можно спускаться как на лифте (по-быстрому) или по лестнице, медленно, наслаждаясь процессом.

Обида живет во мне, наверное, с рождения. Мне это тот способ реагирования был привит моими родителями. Я считала его вполне нормальным. Если я встречала людей, которые умели не обижаться, то я просто замирала в восхищении, приписывая это качество рыцарству, и благородству души. 

Моя обида имела непосредственную власть над моим настроением, и самочувствием, чувством сомоценности. Бывало даже такое, что я обижалась только потому, что хотела обидеться. 

Это было манипуляцией, чтоб получить одобрение или какое-то расположение, жалость или признание, или для того, чтобы заставить кого-то почувствовать свою вину передо мной, заставить сожалеть, сокрушаться по поводу моей обиды. 

Я игнорировала, наказывала обидой, отчуждая жестоким молчанием, презрением. Оставить какую-то неприятную для меня ситуацию без подобного ответа, означало проглотить плохое отношение или ущемление моих интересов.

Это был мой способ общения, влияние на чужое мнение, в том числе.
Обида не была частой гостьей в моем доме, пока я жила затворницей, по крайней мере, сильной обиды не было. Хотя у меня было много ожиданий, которые я не высказывала, а только ждала, и, наверное, туманное чувство обиды жило у меня постоянно.

Если муж не уделял мне внимание или не захотел сам помочь, или не проявлял инициативы, или, как я считала, не захотел понять меня, или соответствовать моим представлениям о нем – я праведно обижалась.

Когда я позволяю себе обижаться, я чувствую подавленность и отчаяние, горечь, злость, чувствую жалость к себе. В такой момент готова говорить гадости, ранить словами. Требовать и ожидать извинений, ждать в злости, держать её, чтоб получить непременно компенсацию. Только после получения нужной мне компенсации, могу отпустить свою обиду.

В состоянии обиды не могу пребывать долго, она так много ресурсов забирает, что готова мириться уже через час. Если я очень обижена и мне хочется дольше держать это состояние, я чувствую что близка к сумасшествию или смерти. Моя жизнь погружается в траур и мрак, я чувствую физическую боль, все сжимается во мне, нет сил, хочется только рыдать или злиться.

Обижаться могу молча, но обычно это заметно, и хоть и происходит про себя, обычно это сопровождается изменением настроения, поведения, тона, я замыкаюсь, говорю холодно, или резко, могу расплакаться в любой момент, но при этом скрываюсь. 

Когда я обижена, хочется доставить переживания обидчику. Если я пытаюсь разрешить ситуацию, прекратить страдать, то пытаюсь поговорить о моей обиде. 

Если меня расспросить в такой момент, я очень нехотя могу поведать что же случилось, хотя если все этим разрешится я буду рада. Но признаваться в причине своей обиды, анализировать, выносить её на суд, я не люблю, потому что механизм оной раньше был для меня скрыт. 

Я склонна к тому чтоб запоминать травмирующие ситуации. Если они случаются не часто, они не накладываются, а если часто, то они становятся хроническими.

Иногда обижаюсь на людей, конкретных, иногда на обстоятельства, на препятствие, на все что угодно, только не на себя.
В моей жизни острое переживание обиды случалось крайне редко. Чаще я переживаю обиду как щемящее чувство. 

Я даже не знаю, может обида на моего мужа до сих пор тлеет во мне, уж слишком быстро она пришла мне на память, причем во всех красках.
Я умею прощать, могу посмеяться над недоразумением, могу объяснить себе, что нечего тут обижаться, хотя есть и те обиды, которые простить и отпустить тяжело, они как шрамы.

Я ощущаю, как мои обиды застряли в моей спине, тяжким грузом висят на плечах, давят на шею, затылок и виски. В моем мешке обид накоплены разные травмирующие ситуации, и не только столкновение с людьми которые грубо или не справедливо обошлись со мной. 

Мои обиды – это продукт моей не прикрытой уязвимости, внутренней незащищенности, они продукт отсутствия внутренней поддержки, принятия и мудрости.




Вот что рассказала нам о своей обидчивости еще одна участница тренинга: «Я не часто разрешаю себе обижаться (я так, во всяком случае думаю, но судя по тому, как я сильно переживаю о том, чтобы никого не обидеть, то, надо предполагать, что я сама весьма обидчива). 

Поэтому, когда в душе рождается обида, я жалуюсь подругам, веду долгие и изматывающие разговоры с обидчиком мысленно. Когда эмоциональное напряжение спадет, я мысленно жалею обидчика и стараюсь простить его. По отношению к обидчику я стараюсь не показывать свою обиду. Скрыть внешние проявления своего недовольства. Обиды со временем забываются. 

Чаще всего я обижаюсь на себя, за неоправданные надежды и ожидания, за недостойное поведение. Чувства, которые я испытываю в обиде, сходны с ноющим чувством боли, растянутым бесконечно во времени. 

Я всю еще держу обиду на маму за то, что она периодически пытается навязать мне чувство вины, за то, что бывает жестока по отношению ко мне. Я в обиде на «свою первую любовь» за то, что он сначала пробудил во мне чувства, а потом «вытирал об меня ноги». Но легче всего с обидой мне помогает справиться знание того, что от обиды страдает в первую очередь обиженный, а обидчик может вовсе не знать о мучениях, обиженного им". 





Гутярь Светлана Владимировна, психолог.

Комментариев нет:

Отправить комментарий