понедельник, 15 апреля 2013 г.

Бабушкины розы.

Мне очень бы хотелось про каждого из своего рода сочинить легенду, может даже былинную песнь, до того эпическими мне кажутся характеры и судьбы людей, которые меня окружали с детства. Даже сочинять ничего не приходится.

Не обладая какими-то незаурядными способностями, они проходили воины, служили на легендарных крейсерах, были испытателями атомных подлодок, врачами, учителями, первоклассными рабочими, комбайнерами, сталелитейщиками, искусными рукодельницами, шахматистами и футболистами.

А самое главное очень жизнелюбивыми, открытыми и трудолюбивыми людьми.

Говорят, что у меня в роду несколько поколений назад был очень известный и богатый человек. По преданию он жил в Польше, был искусным конюхом и разводил лошадей. А потом случилась революция и человека не стало. Тогда не принято об этом было распространяться, вот так и утратилась ниточка.


Другая легенда гласит, что моя фамилия «Козак» восходит к тем самым казакам, о которых мы много слышали на уроках истории.

И в обе эти легенды я охотно верю, потому что ощущаю себя с ними как будто единым целым: и любовь к лошадям и песни о степных просторах теперь удачно живут во мне, хотя ни мои родители, ни дедушки с бабушками ни в чем подобном замечены не были.

Сейчас, когда я сажусь думать о них, тех, кто стоит у истоков, вот где-то на 3-4 шага впереди меня я чувствую какую-то необъяснимую боль. Что-то там случилось такое, что расшатало и разболтало на просторах времени цепочку нашей самости в хорошем смысле этого слова.

У поврежденного дерева уйдет еще масса времени на то, чтобы новые ветви выросли и окрепли, но тот самый главный сок все равно течет внутри него, он не пропал и не истощился и обязательно даст нам силы для восстановления и роста.

И чтобы сохранить и увеличить его силу, самое малое, что я могу сделать, это знать и помнить о тех, кто поддерживал его до меня.
Рассказать я хочу о своей бабушке Марии, Марии Кирилловне, Марусе, как ласково называл ее дедушка.

Говорят, что я на нее очень похожа. В тот самый момент, как я появилась на свет, все хором сказали: «ну, бабушка Маруся». Она этим фактом очень гордилась.

У меня есть две совершенно разные истории об этом человеке: одна моя детская, какую я ее помню, вторая та, которую я понимаю и знаю теперь.

Бабушка родилась в большом селе, где трудилась и работала всю жизнь. В детстве ее отца увезла «черная машина», о чем у нас больше молчали. Ее мать второй раз вышла замуж и родила еще одну девочку.

И бабушка и ее сестра очень болели всю жизнь и меня всегда поражала стойкость их характеров, с какой они переносили эти болезни.

Это были не какие-то там хвори, а болезни, которые давали о себе знать достаточно серьезно каждый день. Но, что одна, что вторая, ни на секунду не прекращали работать, заботиться о своих семьях, улыбаться и бороться за жизнь. Только об этом можно было бы писать истории ).

Бабушка с дедушкой учились в одной школе и стали особенно дружить с 9 класса. Мне как-то попались письма, которые дедушка писал бабушке. Я никогда в жизни не держала в руках ничего более нежного и значимого.


Дедушка у нас был незаурядный. Председатель колхоза, большой начальник по тем временам. Дедушка был очень деятельным при этом: выписывал и читал массу журналов, разводил пчел, ездил по всей стране…

Он был старшим сыном в семье. Прадед Агапий и пробабка Текла прожили долгую жизнь. Прадед мне запомнился очень суровым и целеустремленным взглядом. Пробабушке я обязана как минимум вьющимися волосами. Они оба прошли войны и болезни, но до последнего работали и любили дуг друга.

Прадед до последнего дня сам расчесывал длинные непослушные волосы пробабушки и заплетал в косы. Вот они и воспитали троих сыновей, каждый из которых был очень незаурядной личностью.

В общем, дедушку было слышно и видно везде и вот эта та часть истории, которая мне становится немного понятна только теперь – какой же должна была быть моя бабушка, чтобы жить с таким человеком?!

А бабушка была учителем математики в школе. Может и моя любовь к царице наук от нее? Но это только кажется очень романтичным, потому что это тот редкий случай, когда сама профессия говорит многое, но еще ой как мало.

Как водится, в селе у них были огромные огороды, живность, да еще и двое сыновей-шалопаев. И все совсем не так, как в модных журналах про загородную жизнь: если огородов, то несколько, да и виноградников еще, чтобы пару тонн вина стояли в погребе, если живность, то и куры, и гуси, и утки, и кролики, и нутрии и свиньи.

Когда все это можно было успеть, ума не приложу. И надо понимать, что ни стиральных машин, ни чудо-печек не было. Был колодец, к которому лично я еще бегала за водой, огромная печь и иногда электричество.

И несмотря на все это находилось место внутри и огромное для того, чтобы любоваться жизнью, иначе не скажешь. Бабушка очень любила розы. Сколько я себя помню, у нее всегда в доме пахло цветами и свежим хлебом. 


Она выращивала огромные кусты багряно-алых роз. Все пространство вокруг дома было в розах, тюльпанах и виноградниках. Когда она готовила на кухне у печи, окна выходили как раз на эти кусты. Когда бабушки не стало, не стало и цветов.  

У них в доме была печь, где она всегда сама пекла хлеб, сладости, фирменные пироги. Свинина, крольчатина, нутрии, огромный погреб вина и заготовок. 

Когда я вспоминаю об этом изобилии сейчас мне кажется, что этого не могло быть. Но бабушкин хлеб сохранял свежесть несколько недель и это была реальность. В общем, бабушка была очень хозяйственной.

И рукодельницей. Пока она могла видеть, она вышивала, вязала, когда возникла необходимость, научилась шить и сама шила меховые шапки. Как рассказывают теперь, у нее не было выхода, потому что было время, когда ей приходилось содержать себя самой.

При этом она была еще той модницей – у меня до сих пор сохранились ее сумочки и некоторые платья, которые я так и не решаюсь перекроить и перешить на себя. Винтажный жаккард смотрелся бы сейчас очень выигрышно ).

Но что удивительно, я всегда помню ее улыбающуюся, радостную и веселую. Я знаю, что она была с характером, но пошутить и посмеяться была первой.

В доме всегда было много гостей. Все собирались на веранде за огромным столом, двери открывались настежь, так что любой с улицы мог зайти, пели, смеялись… И все как-то она делала легко и радостно.


К сожалению, бабушка рано ушла из жизни. У нее был сахарный диабет и она не дожила и до 60. Дедушка женился второй раз, пропали куда-то его письма к бабушке и теперь мне еще сложнее разгадать тайну их жизни…

Как удивительно у них складывалась жизнь на самом деле.. Дедушка, как оказалось теперь, однажды что-то намудрил в колхозе, за что был осужден и, кажется, даже сидел какое-то время, она его ждала. 


Потом он гулял по всему селу, иногда захаживая домой. Она его ждала. Я никогда в детстве не видела и не чувствовала, что между ними что-то не так, никогда не слышала я скандалов или упреков. Думаю, она любила его той самой недосягаемой любовью.

В тайне от дедушки она копила деньги всем внукам. Когда накопилась приличная сумма, разделила между 4-мя и положила всем на личные счета. Они потом сгорели в перестройку, и нам не досталось ни копейки, но ощущение ее заботы и бережливости осталось. А тогда на эти деньги каждый мог купить по автомобилю.

Бабушка особенно меня любила.
В череде одних мальчишек я была первой девочкой. У нее самой были мальчишки и невестки тоже радовали только внуками. Смеялись потом, что характером я все равно в «их козацкую породу» хоть и девочка ). Видимо, это предполагало мою особую не девичью упорность и целеустремлённость.

Но именно бабушка настояла на том, чтобы меня крестили в детстве.
Ой, как негодовал дедушка, откуда у партийного работника крещеные дети! И крестили всех разом – и папу и его брата и моего крестного. Пожалуй, это самый лучший подарок, который мне могла сделать бабушка.


Когда я ее вспоминаю, у меня всегда на лице улыбка и запах больших плотных багряно-алых роз. 

В сельской местности среди обычных грядок с ценными посевами и скотного двора, эти кусты роз для меня сейчас как символ той величественности и стойкости, красоты и жизнелюбия вопреки обстоятельствам и местоположению. Именно такой, какой была она и какой очень хотелось бы быть мне.

Если оно действительно так, и я на нее похожа хотя бы немного, хочется сказать ей огромное спасибо - память о ней придает мне силы и является тем живительным соком, который помогает расти нашему дереву.

P.S. Когда я попросила у мамы фото для рассказа, она засомневалась: «Ты правда думаешь, что стоит об этом писать на весь интернет?». «Мама, когда я поступила в МГУ дедушка, не раздумывая пошел на радио и попросил рассказать об этом всем, кто только мог слышать, так он был горд и рад за меня. »

Моя бабушка прожила, казалось бы, очень простую и заурядную жизнь мамы, жены, учительницы и хозяйки. Но то, как она это делала, вызывает у меня лично гордость, и именно примером этой простой, но и в то же время очень цельной и светлой жизни я и хотела поделиться. Иногда наши самые большие победы в том, чтобы жить именно так – просто и радостно.

Историей поделилась участница курса "Быть женщиной".

P.P.S. с 15 апреля начинается второй уровень курса "Быть женщиной".
Курс проводится по скайпу.

Подробнее о курсе можно почитать здесь:
http://raduga-art.blogspot.ru/2012/09/blog-post_11.html

Записаться на пробное занятие вы можете здесь:
http://raduga-art.blogspot.ru/2012/02/blog-post_1.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий