четверг, 31 марта 2016 г.

О чем клиенты врут психотерапевту



Собираясь на консультацию, мы уверены, что будем говорить только правду. Иначе –

зачем мы туда идем? Но рассказать «все как есть» не всегда оказывается легко и просто.

О слишком личном

Отважившись прийти на прием к психотерапевту, мы еще не очень понимаем, каким образом этот незнакомый человек поможет нам наладить отношения с родителями, избавиться от страхов, расстаться с иллюзиями, залечить душевные раны.

Мы знаем его слишком мало, поэтому о многом просто умалчиваем. «Клиент вправе сам выбирать то, что ему полезнее обсудить сегодня, – У него есть право не рассказывать о том, о чем он пока не может или не хочет сообщить».

Готовность раскрыться перед психотерапевтом зависит от степени доверия. А тому, кого мы не знаем, трудно доверять. Так что смущение совершенно естественно. Многие уклоняются от разговора на деликатные темы.

Мы невольно стараемся расположить к себе психотерапевта, предстать перед ним в наиболее выгодном свете. До тех пор пока не будет преодолен стереотип отношений мы, скорее всего, станем «редактировать» сведения, которые сообщаем о себе, – разумеется, в соответствии с нашими представлениями о привлекательных чертах.

Это может быть связано не только с моделью женско-мужского взаимодействия, но и с тем, что клиенты бессознательно ставят терапевта на место «родителя», «судьи». И настойчиво стараются выстроить свой положительный образ.

Об обстоятельствах жизни

Каждый из нас по-своему воспринимает одни и те же события. «Женщина рассказывает про семейный конфликт: муж ужасный, а она прекрасная. Потом начинает говорить он, и роли меняются: он становится прекрасным, а она – ужасной. Тут нет намеренной лжи, просто каждый по-своему видит то, что происходит».

Рассказывая о себе, мы невольно искажаем факты, излагая их в соответствии со своими оценками и взглядами. Мы ищем смысл в происходящем, составляем собственную цепь причин и следствий. Например, видим источник своих неудач в событиях детства.

«Невозможно выяснить, насколько это соответствует действительности – детство осталось в прошлом. У каждого из нас своя концепция того, что было. Человек может считать, что был травмирован жизнью в родительской семье, и на этом строить всю дальнейшую стратегию. Можно вместе с ним разбираться в тех давних обстоятельствах, а можно попробовать найти в них ресурс для изменений, помочь клиенту понять, что ему дал пережитый опыт, как он с ним справился, что узнал о себе.

О своих чувствах

«Что вы при этом чувствуете?» – спрашивает психотерапевт. Стараясь быть правдивыми, мы можем все же не полностью осознавать свои чувства. «К примеру, клиент рассказывает, как сильно он обижен, а сам сжимает кулаки - Очевидно, что, кроме обиды, он еще и рассержен». Терапевт может прямо это сказать, основываясь на своих наблюдениях (сжатые кулаки, напряженный голос, покрасневшее лицо...). «Важно обсуждать с клиентом то, что он чувствует по поводу своих чувств.

В психоанализе используется особая манера общения: аналитик редко задает прямые вопросы, поэтому тут человек скорее умолчит о чем-то, чем напрямую соврет. «Если же, отвечая на вопрос о чувствах, он скажет неправду, это наверняка будет чем-то обосновано, и психоаналитику важно понять чем. Но для этого потребуется время и, конечно, очень бережное отношение к пациенту».

Об отношениях в паре

Некоторые клиенты идут на обман намеренно. Например, в семейной терапии один из двоих лжет терапевту, поскольку иначе раскроется, что до этого он уже лгал партнеру. В такой семье из-за вранья никто не сможет получить помощь от терапии.

О чем мы и сами не знаем

Отважившись начать психотерапию, мы хотим что-то изменить в своей жизни, в себе... но именно этому и противимся. Зигмунд Фрейд первым описал сопротивление – «противодействие тому, чтобы сделать бессознательное сознательным»*. Оно возникает в тот момент, когда наши слова или поступки приближают нас к самому важному (часто самому болезненному) переживанию или воспоминанию.

Мы можем не осознавать сопротивления, и тогда оно проявляется, например, в опозданиях на встречу с психотерапевтом или пропусках сессий. «У человека, который приходит за помощью, есть два противоречащих друг другу мотива. Первый – желание исцелиться, то есть изменить себя, переменив или перефокусировав свой взгляд на жизнь.

А второй – это желание сохранить статус-кво, потому что новое, неизвестное вызывает тревогу. Сопротивление обязательно проявляет себя в процессе глубинной психотерапии, поскольку здесь вскрывается то, что сознательное «Я» не хочет принимать».

Фрейд также придумал метод свободных ассоциаций: во время сеанса клиент может говорить все, что приходит в голову, не оценивать и не выбирать слова. Но если он говорит свободно, то, возможно, и фантазирует, и что-то придумывает?

«Здесь он имеет на это полное право. Что-то в своем рассказе можно смягчить, что-то сказать завуалированно – но все равно эти детали в процессе анализа должны сложиться в единую картину, которая поможет понять, чему именно сопротивляется человек и что действительно его беспокоит. Например, если в определенный момент он не в силах что-то сказать или чувствует, что у него «пустая голова», значит, мы оказались в той точке, где прямое высказывание (за которым стоит болезненное чувство, мысль) для него невозможно.

Так, через анализ сопротивления, мы можем попытаться приоткрыть то, что скрывает его бессознательное. И работать с этим, чтобы действительно помочь человеку». А вернее будет сказать – чтобы он, лучше узнав себя, был в силах помогать себе самому.

Найдено на просторах интернета
http://raduga-art.blogspot.ru/

Комментариев нет:

Отправить комментарий